Пепел

Телефонный звонок раздался как всегда неожиданно.
- Сереж, здравствуй. Тебе родители не звонили? – не дожидаясь ответного приветствия, сразу спросила сестра отца.
- Нет, теть Валь, неделю назад только разговаривали. Я как Таню проводил, перезва-нивал им, спрашивал как доехала.
- Танюшка умерла….
- …….. не может быть! Несчастный случай?
- Нет, просто халатность врачей. Простыла в дороге, положили в больницу под капельницу, пошел аллергический отек, медсестры в это время обедали, никто не подошел…. В общем, жди телеграмму, мы все собираемся вылетать завтра в обед. Ты с нами?
- Нет, я один попробую вылететь ночью. На Бугульму самолет идет в 00-05, сейчас только 15-00. Думаю, что успею…
Билетов в аэропорту "Быково" не оказалось даже "по телеграмме". Спросил на вскидку: "А до Набережных Челнов есть?" Оказалось, что "есть!". Вылет на два часа позже, и самолет прибывает на 300 км дальше от дома, но это единственная возможность… Беру "до Челнов" и успеваю вскочить в последний автобус до Домодедово. Самолет вылетает из другого аэропорта. До вылета остается несколько часов, удается приткнуться на радиаторе отопления за коммерческими палатками… Через час-полтора проснулся от тихого, но все-обволакивающего шелеста… Ужас… Я никогда не задумывался, что таракан при "ходьбе" издает звук. Один таракан бежит неслышно, а если их сто? А если их тысячи раз по сто?.. Тогда их движение сопровождается шелестом. Все вокруг было покрыто слоем из шевелящихся насекомых… Они явно пробовали на зубок и мои ботинки и шнурки. Облепили ноги до колен, а самые смелые обнюхивали воротник куртки. Бррр…

В аэропорту "Бегишево", все мои попутчики с рейса быстренько расселись по встречаю-щим машинам, или загрузились в городской "челнинский" автобус. Я остался в одиночестве со своей сумкой, набитой наспех содержимым холодильника и сменой белья… До дома 300 км, транспорта никакого… И не будет. Все автобусные рейсы до моего родного Альметьевска были отменены сразу же после "ускорения перестройки". Так мне пояснили чуть позже в сонном окошке "Справочной" аэропорта. Да-а, стоило ли ночевать с тараканами в Домодедово, чтобы потом полдня выбираться из Бегишево? Если честно, то транспорт-то был. Частный извоз. Каждый из частников успел предложить мне свои транспортные услуги, по цене примерно раза в четыре дороже, чем стоимость перелета… Вот незадача.

Вижу как на стоянку заруливает вахтовый "ПАЗик".. Подхожу, здороваюсь:
- Тебе куда, малай? – сразу спрашивает татарин-водитель.
- В Альметьевск довезете?
- Я за вахтой приехал. Если тебя возьму, мне колеса проколют вон они - кивает на частников. И вообще, я только до Заинска. Сейчас самолет с бригадой сядет и поеду.
- Так ведь Заинск – это почти Альметьевск, всего 40 км. Возьмешь? – Татарин быстро оглядывается на частников…
- Вещей-то чего так мало?
- Не в гости, а на похороны…
- Кто умер?
- Сестра… 20 лет ей…
- Ой, Алла-а-а.. В общем, давай так, малай, через 40 минут иди к повороту, я тебя там подберу, а то мне тут колеса проколют…
В Заинске, когда я хотел достать бумажник чтобы заплатить за проезд, водитель махнул рукой
- Э-э-э, малай, ничего не надо. Беги, скоро автобус пойдет на Алмэт..
- Спасибо…
- Ничего. Когда я в Москву приеду, ты мне поможешь. Поможешь?
- Да, конечно. Счастливо…

Смерть всегда приходит некстати. Особенно в 20-ти летнем возрасте. Многие ли из нас и в более зрелом возрасте могут похвалиться, что они держат в дальнем углу шкафа свой "смертный узелок"? Вот и сестренка моя так же его не держала. Недавно я был на церковной ярмарке и там наткнулся на лоток с погребальными принадлежностями. Для женщин перечень необходимых вещей состоял из более, чем десяти пунктов… Все это нужно было найти середине 80-х годов (время тотального дефицита) в провинциальной глубинке в выходной день. Несчастье случилось накануне выходного дня. Все магазины закрыты, а по традиции одевать нужно на покойников все только новое.

Вот так случилось, что родители мои всю жизнь прожили в Татарии. Мама из Саратовской области, отец – из Тульской. По распределению маму направили в 60-х годах в перспективный нефтяной край. Ехали с отцом, как думали, на 2-3 года, а остались навсегда. Родни в городе никакой. Только друзья, коллеги и соседи. В большинстве своем – татары.

Сижу, перекусываю с дороги. Жду отца, он ушел незадолго до моего приезда попросить плотника выйти на работу и сделать гроб. Звонок в дверь. Забегает мамина коллега Флюра. Молодая, стройная татарочка, живая как ртуть. Дом взрывается активностью.
- Сережа, здравствуй, ты на чем приехал, так быстро? Ой, теть Нин, какой размер обуви был у Тани? У меня есть новые босоножки. Может быть ей подойдут? А белье нужно? У меня тоже новое есть. Нет, денег не нужно. Да вы что? Уберите, вам говорю… Ну вот, я побегу, принесу. Да еще… Сколько пирогов в кулинарии заказывать? У меня там золовка работает, я позвонила с утра. Сегодня после обеда будут готовы. Четыре штуки хватит? Мне кажется, хватит, они большие! Только машину нужно, чтобы привезти.

Приходит отец. Здороваемся.
- Договорился с плотником. Азат сонный вышел дверь открыть в семейных трусах. Говорит, что к обеду сделает гроб. Сейчас подъедет Юра на машине и поедем в морг за справкой и потом на кладбище – место занимать… Юра – Танин жених, расписаться они хотели весной…

Времени нет еще и восьми утра, но уже много дел сделано и еще больше сделать предстоит. Эта суета позволяет на время отодвинуть осознание произошедшего. Каждый из нас по отдельности вынашивает внутри свой ком горечи. Прошло меньше суток после известия, а уже кажется, что всю жизнь носил в себе эту рану. Стараемся друг с другом не заговаривать до времени на "эту тему". Вся деятельность и беготня совершается как бы безотносительно Тани. Пока ее не привезли домой, пока ее не увидели, она все еще жива…

На кладбище, около разрытой свежей могилы нам указывают на начальника кладбища. То-ли начальник, то-ли сторож? Но, в общем, тот, кто распределяет "места", собирает документы и следит за порядком. Самый обычный невысокий мужичок-татарин в замызган-ной телогрейке и со слегка небритым лицом:
- Справку давайте! А вот тут прямо рядом и копайте – машет он рукой себе под ноги, абстрактно обозначая "место" в дальнем углу кладбища. – пойдемте, дам лопату, вы место обозначите.
Молча бредем по подмерзшей глине до вагончика около ворот. Там сторож-начальник выдает нам ломик (ноябрь уже прихватил сверху землю) и штыковую лопату. Мы поворачиваемся, а он как-то внимательно взглянул на меня:
- Малай, (я сразу вспомнил водителя вахтовки) ты кого хоронишь?
- Сестру…
- Дочь – добавляет отец.
- Э-э-эх! Постойте, не ходите туда. Пойдемте. – Говорит сторож после секундного размышления.
Подводит нас к пустому месту недалеко от центрального входа и, показывая на него, говорит
- Вот здесь копайте. Долго я держал это место. Пусть вам достанется. Ой, Алла…, мы старики бесполезные живем, а девчонок в землю закапываем. – поворачивается и уходит – Лопату и лом сами в вагончик уберете… - Это у нас "главная улица" я сюда кладу только молодых, или больших начальников.
Особенность нового места я смог оценить уже на "40 дней", когда приехав на кладбище, увидел, что все могилы, кроме "главной улицы" были занесены снегом до самых верхних перекладин крестов. Если бы не сторож, то пришлось бы пробираться по пояс или еще глубже в снегу…

И вот все.. Суета заканчивается. Вынос. Я хватаюсь за полотенце. Меня кто-то останавливает:
- по обычаю нельзя кровным родственникам выносить умершего…
- как же быть? – оглядываюсь на родню.
Мужчины переглядываются. Родня отходит в сторону. Гроб на руки поднимают, те кто не состоит в родне. На улице ловлю себя на мысли, что из четырех человек, несущих гроб – трое татары. За общим поминальным столом, соотношение национальностей было таким же…

Спустя три дня я уезжал назад в Москву уже поездом. В купе оказался попутчик. Алексей…. Будем знакомы. Ему до Питера, значит до Москвы вместе будем… Был в коммандировке… Ну и как вам этот мусульманский край?.. Поезд трогается, я молча достаю пачку сигарет и направляюсь в тамбур. Попутчик увязывается следом, продолжая начатую тему:
- Сегодня насущной проблемой для всего мира и России, является ислам. Сегодня когда исламские банд формирования уничтожают под корень русскоязычное население Чечни, прицельно выбивают священников и казнят мученической смертью прихожан и христиан не пожелавших отречься от веры, православные вытаскивают из нафталина Чёрной сотни басни о страшных жидах и еще пытаются найти этому оправдание. Это или намеренное, проплаченное теми же исламскими эмис-сарами дело с целью отвлечь людей от истинной опасности, или патологическая духовная слепота. – Алексей выжидающе глядит на меня…
Я молча затягиваюсь сигаретой. В памяти всплывает "- Ничего. Когда я в Москву приеду, ты мне поможешь. Поможешь?"… "Вот здесь копайте. Долго я держал это место. Пусть вам достанется. Ой, Алла…, мы старики бесполезные живем, а девчонок в землю закапы-ваем…"… "…А белье нужно? У меня тоже новое есть…." … "…вышел дверь открыть в семейных трусах. Говорит, что к обеду сделает гроб….".. отворачиваюсь и молча стряхиваю с сигареты бесполезный пепел….

Сергий, Зеленоград, Москва






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2019 AvtoTrec.ru. Контакты: info@avtotrec.ru При использовании материалов Автомобильный справочник, ссылка на источник обязательна.