Регламент и неприкасаемые

Статья 19 Конституции России содержит 2 очень важных пункта, на которых строится демократическое государство. Первый пункт статьи гласит, что «все равны перед законом и судом». Второй пункт говорит о том, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Но почему же понятие демократии в нашей стране теряет свой смысл, и к чему это в конце концов приведет?

В марте 2009 года в Министерстве внутренних дел России был принят регламент исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, который был направлен на пресечение случаев нарушения правил дорожного движения чиновниками и государственными служащими. Новый регламент должен был уравнять права чиновников и государственных служащих с простыми гражданами нашей страны. Но не тут-то было!

Во Владивостоке нашелся один следователь, который обратился в Верховный суд с иском. Из иска следовало, что разрешение инспекторам ГИБДД составлять административные протоколы за нарушение правил дорожного движения работниками прокуратуры противоречит положениям федерального закона «О прокуратуре», в котором четко определено, что любое нарушение правил сотрудниками прокуратуры может расследоваться только самим ведомством прокуратуры. Как ни странно, но Верховный суд удовлетворил иск прокурора, и МВД пришлось внести поправки в свой административный регламент, согласно которым следователи и прокуроры не должны подвергаться преследованию со стороны инспекторов ГИБДД за нарушение правил дорожного движения.

Теперь все, что может сделать инспектор дорожного движения за нарушение правил сотрудником прокуратуры, — это написать рапорт его руководству. А если прокурор будет находиться за рулем в состоянии алкогольного опьянения, то инспектору предписано принять «меры по прекращению дальнейшего движения транспортного средства, пока не будет представлено иное лицо для его управления либо не будут устранены условия, препятствующие дальнейшему движению транспортного средства».

Теперь получается так, что инспектор, в случае остановки транспортного средства с пьяным прокурором, должен только предложить водителю позвать его трезвых родственников или знакомых, чтобы они продолжили управление транспортным средством, либо попросить (и только!) подождать его некоторое время, чтобы он смог протрезветь. Теперь, казалось бы, нормальные действия инспектора — отправить прокурора на медицинское освидетельствование для проверки на наличие алкогольного опьянения — являются незаконными. Все, что остается инспектору в подобной ситуации, — отпустить водителя в таком состоянии продолжать движение. Единственное, что в силах сделать инспектор, — позвонить в дежурную часть для немедленного информирования органов прокуратуры.

Несмотря на то что в Верховный суд был направлен иск только от прокурора, в регламент были внесены соответствующие поправки и для судей. Кроме этого, документ пополнился еще одним пунктом, из которого следует, что административное преследование в отношении депутатов, сенаторов, кандидатов на их посты, членов избирательных комиссий, кандидатов на должность президента, уполномоченного по правам человека, иностранных граждан, судей и прокуроров, «связанное с осмотром транспортного средства и груза, может быть осуществлено только при наличии ориентировок». Также в приказе МВД говорится, что «даже при наличии ориентировок к вышеуказанным лицам не должны предъявляться требования, которые могут быть расценены как обыск или досмотр». Другими словами, даже если есть все основания остановить автомобиль с нарушителем, инспектору нельзя попросить водителя открыть капот или багажник, не говоря уже об обыске самого водителя транспортного средства.

Рашид Нургалиев подписал это приказ в канун Нового года, 31 декабря, а 27 января документ был зарегистрирован в Министерстве юстиции. Судья Верховного суда Владимир Зайцев вкратце изложил суть иска прокурора Анатолия Кассихина. Прокурор полагал, что пункты 228, 233 и 235 положения административного регламента МВД, которые дают право инспекторам ГИБДД возбуждать административное преследование за нарушение правил дорожного движения, нарушают закон «О прокуратуре». Как пояснил Зайцев, «нормы регламента не учитывают, что привлечение к административной ответственности, что касается и нарушения правил дорожного движения, является прерогативой только вышестоящего прокурора».

Дело прокурора начали рассматривать еще в декабре прошлого года. За все время произошли значительные изменения. В частности, генеральный прокурор Юрий Чайка вынес протест на некоторые части регламента. Вслед за ним МВД удовлетворило его протест и подготовило изменения в регламент.

На днях Верховный суд отказался принять к рассмотрению иск лидера движения «Свобода выбора» Вячеслава Лысакова, который просил признать незаконной неприкосновенность водителей-судей и прокуроров на дорогах. «Сегодня мне стало известно, что суд не принял к производству мой иск. Безусловно, я буду обжаловать это решение в кассационной инстанции Верховного суда, — отметил он. — Регламент не позволяет ГИБДД пресекать такое опасное правонарушение, как управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, и ставит под угрозу мою жизнь и здоровье».

Получается, что для кого-то закон непререкаем, а для кого-то можно делать исключения? Не очень это похоже на демократию. Вышеизложенный инцидент еще раз показал несовершенство правовой системы государства и нарушение демократических норм общества. Закон нашей страны, в частности, Конституция, имеет множество потайных лазеек и несостыковок. Вместо того чтобы обеспечить граждан равными правами и свободами, вышестоящие чиновники и представители власти всеми возможными способами стараются написать закон «под себя».

И если Конституция является основным документом, имеющим самую высокую юридическую силу, то почему «мнение» федерального закона ставится выше? А сколько последствий может принести вседозволенность «избранных лиц», управляющих транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения? Сколько уже было случаев, когда пьяные чиновники насмерть сбивали пешеходов. Если мы строим демократическое общество, то давайте не отходить от его основополагающих принципов равенства и справедливости. Любой гражданин страны, будь то продавец магазина или депутат Госдумы, должен по закону отвечать за свои поступки. К сожалению, с каждым днем мы все дальше удаляемся от идеального демократического общества, перекраивая закон под свои нужды.







Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 AvtoTrec.ru. Контакты: info@avtotrec.ru При использовании материалов Автомобильный справочник, ссылка на источник обязательна.