De Tomaso: полноприводный Ренессанс

В преддверии Женевского автосалона, возрожденная марка De Tomaso устроила предпоказ своей новой модели — кроссовера. Показывали машину не где-нибудь, а во Дворце Киджи в Риме — резиденции премьер-министра Италии.

Биография, Алехандро Де Томазо, не такая фантастическая, как у другого аргентинца — Горацио Пагани, — но все равное впечатляет. Сын бывшего премьер-министра Аргентины, он покинул страну, опасаясь преследований режима диктатора Перона. Да, того самого Перона, из мюзикла «Эвита».

В 1955 году Алехандро возвращается на родину предков — В Италию. А в 1959 году молодой аргентинец, получивший известность в качестве автогонщика, начинает собственное дело. В Модене, по соседству с заводами Ferrari и Lamborghini, вырастает небольшая фирма Automobili De Tomaso SpA, которая сначала выпускает гоночные автомобили, в том числе формульные болиды, а потом и суперкары. Если первая модель Vallelunga нашла небольшое количество поклонников, то следующие среднемоторные  Mangusta и Pantera принесли De Tomaso известность, почти такую же, как у соседей.

У Алехандро были отличные связи в автомобильном мире. Суперкар Mangusta нарисовал маэстро Джуджаро. А фордовскую восьмерку помогал доводить до ума сам Кэрол Шелби. Больше всего автомобилей продавалось в США, там Пантерами торговали дилеры Lincoln/Mercury. Причем, поклонники прощали суперкарам De Tomaso многое: и тесный салон, и перегревающиеся моторы, и недогруженные передние колеса из-за чего при разгоне ухудшалось их сцепление с дорогой. Элвис Пресли, правда, обиделся за что-то на желтую «Пантеру» своей жены. Автомобиль с тремя пулевыми пробоинами в крыше сохранился до наших дней.

Постепенно Алехандро Де Томазо становился одной из самых влиятельных фигур в итальянском автобизнесе. Он покупает ателье Ghia и Vignale. Под его контроль переходят мотоциклетные марки Benelli и MotoGuzzi, автомобильную фирму Innocenti. А в 1975 году он при посредничестве правительства Италии спасает от банкротства марку Maserati. Линейка De Tomaso пополняется переднемоторным купе Longchamp и седаном Deauville, копией Ягуара XJ. Но топливный кризис подточил силы холдинга De Tomaso. Все приобретенное пришлось распродать. В 1993 году марка Maserati была продана концерну Fiat.

В том же году с Алехандро Де Томазо случился инсульт, от которого он так и не оправился. А последний суперкар Bigua выпускался под именем Qvale Mangusta: Де Томазо разругался со своим партнером, американским импортером суперкаров Qvale, и отказался предоставить для автомобиля свое имя.

В отчаянии комания De Tomaso заключила договор о сборке на своем заводе... внедорожников УАЗ. В Италию была даже отправлена пилотная партия машинокомплектов, однако производство «Симбиров» там так и не началось. После смерти Алехандро Де Томазо в 2004 году, его фирма была ликвидирована.

Впрочем, зачем возвращаться марке De Tomaso? Что хорошего ждет ее в нашем времени, где все интересуются только снижением выбросов и автомобилями на батарейках? Элвис улетел на свою родную планету, Алехандро Де Томазо умер и среднемоторные суперкары — уже не такое прибыльное и почетное дело, как раньше. 

Виновник воскрешения — бизнесмен-патриот Жан Марио Россиньоло. Ранее он руководил компаниями Lancia, Telecom Italia и Zanussi. Это Россиньоло со свойственной итальянцам бесцеремонностью тревожит тени умерших автопроизводителей. Он уже пытался оживить марку Isotta Fraschini. А в 2008 году он за 1,78 миллиона евро приобрел права на бренд De Tomaso и использование названий Pantera и Guara. Завод компании он покупать не стал. Зато выкупил завод Pininfarina в Грульяско и Delphi в Ливорно. А также прикупил фиатовское предприятие в Термини-Имерезе, выпускавшее хэтчбеки Lancia Ypsilon, которое концерн Fiat собирался закрыть, сокращая издержки.

Итальянское правительство поддерживает Россиньоло, ведь он сохранит рабочие места и собирается вкладывать деньги в убыточные предприятия. Всего на возрождение марки De Tomaso планирует потратить 116 миллионов евро. Поэтому-то концепт кроссовера De Tomaso SLC (Sport Luxury Car) презентуют в Риме. 

Вполне логично, что первой моделью возрожденной марки стал люксовый кроссовер. Сейчас это модный жанр. Достаточно вспомнить, что не так давно бренд Lagonda пытались оживить тем же способом. Свой кроссовер не один год пытается довести до ума фирма Spyker. А после того, как концерну Fiat достался тонущий Chrysler, итальянцы планируют выпуск кроссоверов Alfa Romeo и Maserati на платформе Jeep.

Над внешностью De Tomaso SLC поработало ателье Pininfarina. Дизайнеры активно пользовались цитатами, к месту и не к месту. Спереди автомобиль напоминает одновременно Opel Insignia и BMW 5-Series GT. Силуэт — как у «пятерки» Gran Turismo. Итальянцы называют конкурентов для своего детища — BMW X6 и почему-то Lexus RX.

Кузов кроссовера с алюминиевыми панелями построен на пространственной раме из крылатого металла, и автомобиль, обещают разработчики, будет весить легче, чем конкуренты. Пока непонятно, у кого De Tomaso позаимствует моторы и трансмиссии. Известно, лишь, что кроссовер будет оснащаться бензиновой шестеркой мощностью 300 л. с., турбомотором V8 мощностью 550 л. с. и 250-сильным турбодизелем V6. Двигателями такой мощности располагает, например, концерн Volkswagen. Производство кроссовера планируют начать в 2012 году. И стоить он будет от 85 000 евро.

Планы у Россиньоло наполеоновские. В год он намеревается производить 8000 машин: по три тысячи кроссоверов и седанов и две тысячи купе. За всю историю марки De Tomaso было выпущено меньше машин. Причем, один автомобиль будут собирать за тридцать дней. Тут, впрочем, вспоминается история другого итальянца, Романо Артиоли, скупившего единым махом Bugatti и Lotus. И потом объяснявшего свои неудачи неким правительственным заговором.

Текст: Евгений Багдасаров.

Фото: autoblog.it.







Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 AvtoTrec.ru. Контакты: info@avtotrec.ru При использовании материалов Автомобильный справочник, ссылка на источник обязательна.