Шестеро смелых

Чтобы проводить официальные тест-драйвы в пусть уже и подостывших, но все же еще таящих в себе немало сюрпризов «горячих точках» Кавказа, нужно немалое мужество и уверенность в своих силах. 1000 км по разбитым войной дорогам Абхазии – испытание не для слабых. Однако именно такой экзамен придумал для автомобилей Great Wall крупнейший российский дистрибьютор китайской техники,  Группа компаний ИРИТО, в преддверии вывода на рынок двух новых моделей: CoolBear и Florid.  Два новичка и примкнувшие к ним представители внедорожного семейства Great Wall – Hover, Sailor и Wingle – отправились покорять непризнанную республику Абхазия.

Адлер – Сухум, 130 км
15-километровый путь от здания аэропорта Адлера до пограничного КПП Псоу растянулся почти на час. Ввиду повального ремонта и переустройства дорог сочинские окрестности намертво погрязли в «предолимпийских пробках». Но это было еще только начало: настоящее испытание нашего терпения ожидало на границе. Начиналось все классически: водители вместе с автомобилями отправляются на досмотр, пассажиры короткими перебежками под проливным дождем спасаются от непогоды в магазине Duty Free. Вот только классика эта растянулась для нас на долгие полтора часа. То ли принципиально не желая расширять китайскую автомобильную колонию в Абхазии, то ли стремясь всеми способами повысить продажи магазина беспошлинной торговли, российские таможенники не особо спешили с оформлением документов. В итоге в Абхазию мы попали, когда на и без того затянутом облаками небе начали сгущаться плотные осенние сумерки. А ведь впереди нас ждало еще 110 км до Сухума.

Это в России, не говоря уже о Европе, сотня километров – смешное расстояние. В Абхазии, да еще ночью, – это минимум два часа напряженной езды без права на ошибку. И дело даже не в качестве дорог – до Сухума они вполне приемлемые. Основная проблема – крупный рогатый скот, совершенно бесконтрольно гуляющий по шоссе. Осенний дождь довершил «удовольствие». Хорошо хоть оптика Great Wall порадовала: пробивная способность китайских фар даже на ближнем свете оказалась настолько велика, что встречный транспорт истерично моргал до самого Сухума, не в силах поверить, что мы идем не на «дальнем». Но с горем пополам и – самое главное – без потерь добрались наконец. К семи часам вечера у крыльца крупнейшей сухумской гостиницы «Рица» образовался первый в непризнанной республике чайна-таун на колесах, которому в течение трех следующих дней предстояло исколесить едва ли не половину абхазских дорог.

Сухум – оз. Рица – Сухум, 280 км
Целью второго дня пробега было посещение главного бриллианта абхазской природы – глубоководного горного озера Рица, лежащего на высоте 950 м над уровнем моря глубоко в недрах Рицинского национального парка. Горный серпантин – прекрасный полигон для знакомства с новыми творениями китайского автопрома. Впрочем, новыми и CoolBear и Florid можно назвать весьма условно.

Оба автомобиля впервые были представлены публике еще в 2006-м году, однако до российских просторов добрались только сейчас. Начнем с Great Wall Florid. Созданная по образу и подобию Toyota Vitz – праворульного брата Toyota Yaris, эта городская малолитражка выглядит более чем достойно. И внешние обводы, и убранство интерьера – классическое «тойотовское».

Да, рифленый пластик в салоне не самых дорогих «сортов», но ни визуально, ни на ощупь он отторжения не вызывает и самое главное – совсем не пахнет. Более того, Florid копирует Toyota не только в дизайне, но отчасти и в поведении на дороге. Та же по-городскому «размашистая» в меру «вальяжная» управляемость. Разве что тормоза менее резкие да ход педали сцепления неприлично велик. И, что интересно, двигатель на Florid заводится только при выжатом сцеплении – чем не метод снижения нагрузки на трансмиссию. Надо признать, хотя экспрессией 1,5-литровый 100-сильный мотор Mitsubishi и не блещет, он весьма уверенно и без провалов тянет легкий Florid в достаточно широком диапазоне оборотов. Двигатель хоть и старый, но весьма добротный и экономичный. Большего малышу Florid и не требуется. Достаточно короткие передачи МКП обеспечивают ему весьма приемлемую динамику. Единственное, что несколько расстраивает, так это не самая внятная коробка.

На длинный ход рычага переключения закрыть глаза еще можно, а вот постоянные похрустывания коробки навевают не самые лучшие мысли. По европейским меркам коробка – так себе, но для китайского и тем паче российского автопрома – вполне на уровне. В целом, за эти 280 км Florid оставил у нас весьма позитивные впечатления, подпитанные еще и красотой озера Рица. Поистине стоило отутюжить серпантин Рицинского парка, чтобы хоть одним глазком взглянуть в бездонные глубины этого зеркала Абхазии, в котором отражаются белоснежные ее вершины. Словно союзный знак качества, на противоположном берегу Рицы под сенью березовой рощи притаилась правительственная дача Сталина и Хрущева. Райское место!

Сухум – «Бубушара» – Очамчыра – Гал – Сухум – Адлер, 470 км
На третий день наш путь снова лежит на восток. И в отличие от вчерашнего дня сегодня вместо райских красот озера Рица нас ждет уже совсем другая Абхазия – лежащая в руинах, прошедшая через ад грузинской войны 1992-1993 годов. Не считая гагрского десанта, разбитого местными абхазскими ополченцами, как говорится, «не отходя от кассы», грузинские войска дошли только до Сухума. Поэтому вся территория к востоку от столицы хранит следы войны 17-летней давности. И чем ближе к грузинской границе, тем больше.
Первый пункт на нашем пути – сухумский аэропорт «Бабушара». Один из лучших в черноморском регионе, с полосой в 3,6 км – в два раза больше, чем в олимпийском аэропорту Адлера, этот аэродром способен принимать практически любые борта, вплоть до космических шаттлов. Однако вот уже 16 лет как он закрыт по требованию грузинских властей и пребывает в полнейшем запустении. Не считая вертолетов абхазских ВВС и малой авиации, осуществляющей связь с удаленными районами горной Абхазии, за эти полтора десятилетия порт принял всего два гражданских самолета: Сергея Лаврова в 2008-м и Юрия Лужкова в 2009-м. Словно в укор Грузии напротив полуразрушенного терминала на рулежке до сих пор стоит облупившийся остов аэрофлотовского Як-40 – личного борта Эдуарда Шеварднадзе.

За ним виднеются локаторы российской военной базы. Самое удивительное, что, несмотря на войну и многочисленные бомбежки, рулежки и ВПП «Бабушара» все еще пребывают во вполне рабочем состоянии. «Сделаны они на совесть, с видами на прием «Буранов», – признается директор аэропорта. – Во время войны мы сами удивлялись качеству этого бетона. Даже грузинские бомбы не могли его пробить: отскакивали словно мячики, а от взрыва оставалась лишь небольшая выщерблина. Даст бог, в следующем году нам, наконец, разрешат летать. Ведь открыли же в этом году железнодорожное сообщение между Сухумом и Москвой. А привести аэропорт в порядок – дело нескольких месяцев».

Завтра мы еще вернемся в «Бабушара», чтобы погонять по рулежкам наших «китайцев», совершить вертолетную экскурсию в недоступное нашим четырехколесным друзьям горное село Псху и, наконец, сделать параллельную съемку автомобилей с боевого вертолета абхазских ВВС.

Пока же наш путь лежит дальше: в Очамчыру и Галский район – к самой грузинской границе, по местам, наиболее пострадавшим от войны. С каждым километром на восток пейзаж становится все лаконичнее, а дорога все хуже. Практически все села выжжены дотла. Некогда блистательные особняки пансионатов советской партийной элиты лежат в руинах. Дворы засыпаны одичавшей хурмой и стреляными гильзами от крупнокалиберных зенитных пулеметов. Нашему низкому «кубомобилю» CoolBear, в основе которого лежит оригинальная и весьма успешная Toyota/Scion xB, такое покрытие явно не по душе. Но черный «китаец», как и его краснокожий брат Florid, на удивление стойко переносит превратности «военных дорог». Подвеска отрабатывает эффективно, справляясь даже с глубокими воронками.

Внедорожникам куда легче. Но и «легковушки», вопреки опасениям, добираются до конечной точки нашего пробега – пограничной реки Ингури – без потерь и травм. Преодолев военную полосу, ни CoolBear, ни Florid даже не застучали и не заскрипели салонами. А единственная, да и то не критичная неполадка, случившаяся в стане китайских новичков еще в первый день, – с прогревом коробки начала вылетать четвертая передача, скорее всего, стала следствием не абхазских нагрузок, а длительной сертификации на Дмитровском полигоне.

Неподалеку от Ингури наш караван обгоняет российский БТР. С брони вооруженные до зубов бойцы с нескрываемым удивлением наблюдают, как китайские малолитражки, объезжая наиболее глубокие рытвины, словно по минному полю упрямо пробиваются к границе.

Галский район по-прежнему на полувоенном положении. Туда-сюда снуют наши миротворческие БТР и белоснежные внедорожники наблюдателей миссии ООН. Но сам пограничный КПП, кажется, спит мертвым сном: грузинам путь в Абхазию заказан. Абхазы тоже особо не рвутся за Ингури. И нам почему-то совсем не хочется на ту сторону. Да и зачем? Наша цель достигнута. Шестеро смелых «китайцев» пересекли Абхазию с запада на восток, доказав, что миссия выполнима! Впереди, как и позади, около 300 км обратно до российской границы, но это уже дело техники.







Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 AvtoTrec.ru. Контакты: info@avtotrec.ru При использовании материалов Автомобильный справочник, ссылка на источник обязательна.