Завод Chery

В центральном офисе китайской фирмы Chery — стеллажи с вымпелами и модельками автомобилей, экран проектора на стене и длинный стол со стильными кожаными креслами. — Название нашей фирмы произносится так: «чи-у-ри». «Чиури». В переводе с китайского это нечто вроде «особого благословения»…

Объяснение прерывает громкий треск: одно из кресел подламывается, и под дружный хохот сидящий на нем падает навзничь. Упс… Китайское — значит отличное?

Посмотрим. Ведь мы приехали сюда для того, чтобы пройти по сборочным цехам фирмы Chery, поездить на новых китайских автомобилях, поговорить с инженерами… И то, что мы увидели за эти два дня, гораздо чаще вызывало не смех, а уважение. А иногда — восхищение и зависть.

Город Уху, центр богатой восточной провинции Аньхуэй в плодородной дельте Янцзы, по китайским масштабам считается небольшим — чуть более двух миллионов жителей вместе с окраинами. Тут даже нет своего гражданского аэропорта. Поэтому ехать в Уху приходится на автомобиле — сто километров от Нанджинга. Полтора часа, за которые мы чуть не поседели.

Без агрессии, спокойно. Слишком спокойно. В любой момент поперек широченного и пустого загородного шоссе может, вихляя, проехать старик крестьянин на своем верном велосипеде. Никто здесь не воспринимает дорогу как структурированное пространство! Для китайцев дорога изотропна — в любой момент они могут свернуть куда угодно и под каким угодно углом. Перекрестки проезжаются справа налево и слева направо совершенно бессистемно, мотоциклы и машины текут сквозь строй друг друга… Особенно поразил момент, когда водитель грузовика со встречной полосы вывернул нам в лоб — просто потому, что решил объехать ремонтный участок покрытия. Но наш драйвер бесстрастно сделал то же самое, и мы чинно разъехались по встречным. И все постоянно сигналят друг другу — как у нас в 30-х годах, когда автомобили были в диковинку…

Собственно, в Китае так оно и есть. Дороги уже построены (нам бы такие!), а плотность автопарка еще очень низка — около 30 миллионов машин на 1,3 миллиарда жителей Поднебесной. Это примерно 24 автомобиля на 1000 человек. Даже в России степень автомобилизации на порядок выше. Но вот что интересно: автохлама на дорогах нет. Есть экзотические гибриды — кузова маленьких хэтчбеков, посаженные на три мотоциклетных колеса. Есть страшные с виду грузовики FAW и DongFeng — но с совершенно бездымными двигателями. И большинство автомобилей — сравнительно новые. Потому что старым неоткуда взяться — совсем недавно их почти не выпускали…

Здесь, в Уху, самая распространенная легковушка — это хэтчбек Chery Amulet (он же Quiyun, Flagcloud и Fulwind) образца 2001 года, «цельнотянутый» Seat Toledo первого поколения. На таких ездят местные таксисты. Говорят, что сперва китайцы вели с Берндом Пишецридером, тогдашним шефом Сеата, переговоры о продаже лицензии на выпуск «первого» Toledo, который как раз снимали с производства. Но переговоры затухли, и, недолго думая, китайцы просто взяли и скопировали Toledo!

Ведь Chery — государственное предприятие. Два из четырех пакетов акций принадлежат местным властям провинции Аньхуэй, два других — федеральному правительству. Одно время среди совладельцев числился еще и шанхайский государственный автоконцерн SAIC, но ему пришлось выйти из состава акционеров — из-за скандала с Chery QQ, когда в Уху начали выпускать скопированный Daewoo Matiz. А SAIC имеет СП GM-Shanghai с концерном General Motors, который как раз купил Daewoo.

Неаккуратненько получилось…

Отправляясь в Китай, я потирал руки — вот где узнаю всю правду! Не тут-то было. Прошлое фирмы Chery плотным облаком накрыл «туман над Янцзы» — о событиях пятилетней давности здесь предпочитают, как о покойниках, говорить или хорошо, или ничего.

— Скажите, а на какой базе был создан ваш флагманский седан Chery Eastar, на котором нас везли из аэропорта? Говорят, это Daewoo Magnus?

— Нет, что вы, это наша собственная разработка…

При этом весь мир знает, что Eastar и Magnus настолько похожи, что у них взаимозаменяемы двери — так же, как у QQ и Матиза. И только господдержка отвела от Chery гнев GM по поводу нарушения авторских прав. Выглядело это так: стороны пошли на мировую, концерн GM отозвал свой судебный иск, а фирма Chery — свой встречный иск (был и такой!).

Куда охотнее принимающая сторона озвучивает официальную историю…

Девять лет назад, в 1997 году, была образована фирма Сhery — поначалу в качестве завода двигателей. Оригинальное китайское название фирмы в английской транскрипции — Qi Rui. Первое слово означает «особое» или «новое», второе — «благословение». По созвучию придумано английское «экспортное» название — Chery, что похоже на cheery, «радостный». Эмблема фирмы — буква А, которая означает «первый класс», и обнимающие ее воздетые руки, символизирующие солидарность.

Словом, все в духе мира и социализма.

Май 1999 года — запуск моторного производства. Март 2001 года — выпущен первый Fulwind (он же «срисованный» Toledo, о чем официальная презентация, понятное дело, умалчивает). Июнь 2003 года — старт производства моделей QQ (это слизанный Matiz) и Oriental Son, ныне Eastar («Magnus»). Июнь 2005 года — начало продаж «паркетника» Tiggo, сиречь RAV4.

— С 2001 года мы выпустили полмиллиона автомобилей, у нас 429 эксклюзивных дилеров по всему Китаю. А по объемам выпуска нас сейчас опережают только такие крупные совместные предприятия, как GM-Shanghai и VW-Shanghai: Hyundai-Beijing позади. Уже сейчас мы в состоянии делать 400 тысяч машин в год. А к 2010 году наша цель — миллион автомобилей!

Почему энергичный сухощавый вице-президент Жу Бирен настолько уверен в успехе Chery?

— Потому что у нас есть все для успеха. Инжиниринг, качественные комплектующие, квалифицированные кадры, современное производство. Сейчас вы все увидите своими глазами!






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 AvtoTrec.ru. Контакты: info@avtotrec.ru При использовании материалов Автомобильный справочник, ссылка на источник обязательна.